МБХ медиа
Сейчас читаете:
Марина Букина против Комитета по вопросам законности: два свидетеля, трехголовый ответчик и скамейка запасных

Марина Букина против Комитета по вопросам законности: два свидетеля, трехголовый ответчик и скамейка запасных

Решение подать в суд на Комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности, на Главное управление Федеральной службы войск Национальной гвардии и Главное управление министерства внутренних дел по Петербургу и Ленобласти Марина Букина приняла еще зимой прошлого года. Она потребовала признать вышеперечисленные органы власти ответственными за нарушение безопасности на акции 7 октября. По мнению Марины, именно отказ в согласовании митинга на Марсовом поле и последующее бездействие представителей органов исполнительной власти привели к стихийному шествию по центру Петербурга. На пересечении Литейного проспекта и улицы Некрасова были задержаны многие активисты, в том числе с применением насилия. Самой Марине Букиной в полицейском автозаке разбили голову резиновой дубинкой. Сейчас ее поглотила череда судебных заседаний под крышей Смольнинского суда. Первое, «ознакомительное», состоялось 23 марта. Вчера состоялось второе заседание по ее административному иску.

Трое из ларца и скамейка запасных

Истец Букина Марина и ее адвокат Ксения Михайлова сидят за маленьким прямоугольным столом прямо напротив трех дам, одинаковых с лица — представителя Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности, ответчика от Главного управления министерства внутренних дел по Петербургу и Ленобласти и представительницы УМВД России по Центральному району Петербурга. У трехголового представителя власти необычная манера отвечать на вопросы адвоката и суда — дамы наперебой хихикают, огрызаются и беспрестанно перебивают и судью и адвоката. Они берут напором, уверенные в правоте своей нерушимой позиции — митинг «незаконное мероприятие», а Букина и ей подобные — «нарушители правопорядка». В какой-то момент перестаешь понимать, кто же выступает в роли ответчика — Марина, или все-таки дамы, находящиеся за рулем государственной машины Смольного и УМВД.

Фото: Юлия Шалгалиева

Чуть в отдалении, на скамье гнездятся представители ОМОНа и полиции. Среди них можно разглядеть все подвиды данной категории власти. Здесь и ОМОНовцы в своей будничной форме — девушка и молодой парень. Их фигуры чернеют и блестят — несчастные ответчики неимоверно потеют, ведь форма довольно жаркая для помещения. По видимому они пришли в обмундировании для устрашения — иначе, зачем ответчику в суде могут понадобиться «панцирь» и защита (щитки) на ноги? Все заседание я задавалась вопросом — где же припрятаны дубинки у этих застывших стражей судебного порядка? Молчаливый сотрудник в костюме при галстуке смахивает на работника центра «Э». Впрочем, мужчина за все заседание даже этого звука не проронил, не выступил и не представился. Он постоянно шептал что-то импозантной даме с широкими бедрами. Женщина оказалась представителем ГУ Федеральной службы войск нацгвардии. Она, как муравьиная матка, руководила мужчинами на скамье — диктовала, что им спрашивать и что отвечать. Держалась она с видом победительницы, произносила «уважаемый суд» сквозь зубы и не встала при допросе свидетеля Кутергиной, без напоминания «из зала». С краю от нее сидит ответчица совсем иного масштаба. Хрупкая, постоянно краснеющая, представительница УМВД России по Выборгскому району пришла в суд, словно первый раз в первый класс. Она «забыла» и «не доделала» все те документы, которые суд запрашивал еще на прошлом заседании — данные об автобусе марки «ЛИАЗ», в котором перевозили задержанных — кто был за рулем транспортного средства, кто из полицейских ехал в автобусе вместе с активистами. Пообещала «принести на следующее заседание», чем огорчила и судью и соратников. Рассмотрение данного вопроса отложили до следующего слушания.

Подполковник Аболин против Конституции

На вчерашнем заседании суд успел заслушать показания двух свидетелей — начальника отдела охраны общественного порядка, подполковника Аболина Дмитрия Григорьевича и активистки группы помощи задержанным (далее ГПЗ) Софьи Кутергиной, которая вызвала Марине скорую помощь.

Во время шествия 7 октября Дмитрий Аболин находился в районе Литейного проспекта и улицы Некрасова и принимал решение о перекрытии участка и задержании митингующих. Свидетель Аболин невероятно спешил на важное совещание, посему и допросили его первым — быстро и без пристрастия. Представительница УМВД России по Центральному району Петербурга задавала подполковнику весьма развернутые вопросы, а ему оставалось лишь кивать или мотать головой. Стиль общения сохранен.

— Скажите, Вы какие-то действия совершали, которые выходят за рамки ваших должностных обязанностей?

— Нет (мотает).

-Ваши действия на что были направлены в данной ситуации?

— На обеспечение необходимых действий…(замялся).

-То есть, на обеспечение правопорядка?

-Да (кивает).

— Задерживали лиц ведь не всех, наверное, были более активные?

— Да, активных задерживали, которые скандировали (усиленно кивает).

— А действия ваши при этом были… ну, законные, незаконные?

-Законные (кивает).

— А действия граждан?

— Конечно, незаконные (усиленно мотает).

Адвокат предполагает, что при подполковнике Аболине Марину Букину схватили за шею и поволокли в автозак. Даже если Аболин не принимал участия в задержании активистки, то видел, как сотрудники ОМОНа превышают полномочия в отношении других задержанных, и не останавливал их.

Мария Букина во время задержания. Фото: Давид Френкель

Адвокат: Вам Букина Марина Владимировна знакома?

Аболин: Сто процентов сказать не могу.

Адвокат: В целом за организацию и обеспечение охраны общественного порядка вы отвечали?

Аболин: В том числе и я.

Адвокат: На каком основании Вы решили, что людей следует задерживать?

Аболин: Группа граждан, шли, скандировали. Я руководствовался 54-м федеральным законом.

Адвокат: Все люди, которых вы задержали, шли и скандировали?

Аболин: За всех я ручаться не могу.

Адвокат: Если кто-то не скандировал, за что его задержали?

Судья: Давайте ближе к делу, поговорим об истце.

Аболин: Конкретно задержания данной гражданки я не видел, никаких указаний о ее задержании я не давал и за что ее задержали, я не знаю.

Адвокат: Почему задерживали именно в этом месте?

Аболин: Это решение моего руководства, я его исполнял. Еще это верно было тактически.

Адвокат: В каком смысле тактически?

Аболин: Место там узкое, выходов на другие улицы нет, удобное тактическое решение — проще задерживать.

Адвокат: Чем из спецсредств были вооружены сотрудники полиции?

Аболин: На такие мероприятия вообще не берутся спецсредства.

По окончании допроса Аболин оставил впечатление человека, который находился не на митинге, на войне — боролся с врагами, защищал родную петербургскую землю от инакомыслящих. И конечно, не дубинками, а мягкими задержаниями и увещеваниями. Его отсылка к 54 Федеральному закону особенно задела Марину Букину.

«Я считают, что конституция выше 54-го закона о митингах. Статья 31 Конституции дает право нам, гражданам этой страны, собираться мирно, без оружия и проводить митинги и шествия. А у нас это право отбирают, мероприятия не согласовывают, выпускают на нас нацгвардию и все это делают, ссылаясь на федеральный закон, принятый в угоду режиму только в 2004 году. Для сотрудников полиции отсылки к федеральному закону и распоряжению вышестоящего руководства важнее реального обеспечения безопасности и свободы граждан» — считает Марина.

«Кинулась скорую вызывать»

Основное обвинение истца Марины Букиной в адрес ГУ МВД — неоказание помощи и оставление в опасности. Второй свидетель Софья Кутергина — соратник Марины Букиной по ГПЗ (группа помощи задержанным) — доказывает бездействие сотрудников полиции. Она координировала работу активистов, раздающих памятки задержанным, находясь в офисе. Именно она вызвала скорую помощь Марине, хотя пострадавшая просила об этом сотрудников полиции и росгвардии.

Адвокат Ксения Михайлова поясняет: «Наша задача доказать, что скорую пострадавшей вызывала Кутергина Софья. Госорганы — ответчики ставят под сомнение факт вызова скорой именно Софьей, уверяя, что ее мог вызвать кто угодно, в том числе полиция или Росгвардия. Однако они не предоставляют никаких доказательств — у них нет свидетелей, они не делают запросов в скорую помощь или сотовую компанию. Еще до допроса Софьи ответчики пытались убедить судью, что факт принадлежности номера свидетеля не доказать. Мы с этим категорически не согласны — номер зарегистрирован на Софию и у нас есть доказательства, что скорую вызвала именно наш свидетель».

Свидетельница София Кутергина рассказала, что 7 октября она координировала работу активистов ГПЗ — а именно звонила и уточняла, где находится активист и не задержан ли он. Сначала Марина выходила на связь, затем пропала. Со временем Софии удалось дозвониться до Марины, но трубку взял мужчина. Он представился и объяснил, что тоже является задержанным, а у Марины, которая сидит с ним рядом в автозаке, течёт кровь из головы и она практически без сознания. Он просил вызвать Марине скорую помощь, поскольку сотрудники полиции не реагировали на требование сделать это. София вызвала, но диспетчер вскоре отзвонился и заявил, что скорая не может проехать к Букиной в результате оцепления — машину не пропускает ОМОН. Диспетчер отменил вызов и предложил сделать новый через 15 минут — в надежде, что оцепление будет снято. Софья позвонила ещё раз через указанное время и вновь вызвала скорую. На тот момент Марину повезли в 59 отделение полиции Выборгского района. Кутергина направила скорую по этому адресу, в результате чего Марине Букиной все же была оказана медицинская помощь, хоть и с большим опозданием. Полиция же за время всего произошедшего скорую помощь так и не вызвала.


После дачи основных показаний Софья подверглась жестокому допросу со стороны представителей власти, в почти чекистской манере. Каждый ответчик задал Софии тонну каверзных вопросов, многие из которых дублировали друг друга. Свидетель принесла из службы 112 письменное подтверждение своих звонков + аудио-файлы, которые были всеми прослушаны, однако представители власти даже во время непосредственно допроса Софьи продолжили обесценивать полученную информацию. Они давили на то, что трубку взял неизвестный мужчина, а Софья не проверяла информацию, которую он предоставил и «кинулась скорую вызывать». Софья возразила, что проверяла информацию в СМИ через интернет и действительно нашла новость, где было сказано, что Марине Букиной разбили голову. Представители власти дружно фыркнули — разве можно верить СМИ.

Далее представитель ОМОНа, встал, поскрипывая своим защитным панцирем, и стал взывать к совести свидетельницы Кутергиной.

— Неужели когда вы звонили и вам сообщили, что у вашей подруги разбита голова, вы не стали выяснять причину?

— Я знала причину — ее ударил сотрудник полиции.

— Кто вам это сказал?

-Мужчина, который взял трубку вместо Марины.

-Как его звали?

— Я сейчас не вспомню.

-Неизвестный мужчина вам говорит, что полицейский ударил женщину, и вы верите?

— Да, я верю, такое постоянно случается.

В зале раздался дружный смех. Представители власти, полиции и ОМОНа гомерически гоготали над тем, что полиция бьёт людей в автозаках. Адвокат напомнила, что в этом нет ничего смешного, судья опустила глаза. Повисло молчание.

Представительница главного управления федеральной службы войск национальной гвардии взяла слово. Она допрашивала Софью сидя, с видом следователя. Она давила на то, что девушка является сотрудником организации, которая призывает ходить на несанкционированные акции. Складывалось ощущение, что ответчиком является не эта дама с широкими бедрами и командным голосом, а Софья Кутергина, которая провинилась лишь в том, что вызвала скорую помощь своей подруге.

По окончанию допроса свидетелей было решено провести следующее заседание после майских праздников. Нагрядущем заседании адвокат анонсировала просмотр видео материалов, на которых будет наглядно видно, как задерживали людей на митинге 7 октября.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: