МБХ медиа
Сейчас читаете:
Любительский спектакль с реальными жертвами. Евгения Шерменева о деле против Серебренникова

Любительский спектакль с реальными жертвами. Евгения Шерменева о деле против Серебренникова

Уже больше года мы наблюдаем отвратительный спектакль, у авторов которого словарный запас и фантазия иссякли на старте. Мы слышим одни и те же скучные лживые реплики-повторы. Мы не знаем драматургов, не видим режиссера, исполнителям не важна реакция зрителей. Актерам не нужно нравиться публике, им нужно, чтобы режиссер где-то там за кулисами похвалил их и поощрил.

Евгения Шерменева

Это любительский спектакль, организованный силами следствия, прокуратуры и суда. И он нуждается в жертвах.

Мы наблюдаем фарс бездарной самодеятельности, захватившей власть, неограниченное превосходство плохо образованных людей. Грамматических ошибок в протоколах допросов — несметное количество, кургузых формулировок, плохо записанных показаний — всем этим насыщены тома уголовных дел.

И в деле Кирилла Серебренникова и «Платформы» все это вынуждены смотреть и читать люди, чьей профессией является владение языком, формулировки, ясные для зрителей, внимание к подробностям…

Это противостояние серости и таланта. В котором у серости — вся власть, она может бесконечно продлять аресты и одновременно не давать арестованным времени ознакомиться с делом. Это противостояние людей с разным отношением к жизни и профессии. Людей, привыкших делиться своим знанием, талантом и любовью к жизни и своему делу, — с людьми, пытающимися получить максимальную выгоду от пошлой имитации деятельности.

В тридцатые годы в СССР были очень популярны театрализованные суды: в школах, например, судили Евгения Онегина за убийство Ленского, а Гая Юлия Цезаря — за преступления перед рабами Древнего Рима. Такие самодеятельные игровые расследования вроде как должны были помочь разобраться в деталях и подробностях исторической эпохи, и лучше понять (хотя и тут у меня большие сомнения) мотивы героев.

То, что мы наблюдаем уже более года, напоминает мне эти суды, только в одном качестве: любительщина. Нет никакого подробного расследования, нет никаких попыток докопаться до подробностей событий четырех-пятилетней давности. Любительский подход к собственной работе, отсутствие профессионализма на всех участках следственного и судебного процесса и, скорее всего, глубокая внутренняя зависть, переходящая в ненависть к тем, кто понимает, чем и зачем занимается всю свою жизнь.

На каждом судебном заседании Кирилл и его товарищи публично разоблачают бездарность тех, кто пишет этот сценарий. За Кириллом и его коллегами — реально сделанные дела, сотни вовлеченных в реализацию спектаклей и концертов людей, ученики и тысячи зрителей. За противоположной стороной — безликая система, поддерживающая лицемерие и подлог.

Когда-нибудь обо все этом будет поставлен еще один спектакль. Умный и глубокий — спектакль о том, как система показывает свое безжизненное нутро, пытаясь перемолоть людей, каждый из которых лучше и нравственнее ее механических винтиков. И я очень надеюсь, что это будет спектакль о том, как винтики ломаются об этих людей.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: