МБХ медиа
Сейчас читаете:
Место встречи изменить нельзя: 29 октября с 10 утра до 22 часов вечера у Соловецкого камня

Место встречи изменить нельзя: 29 октября с 10 утра до 22 часов вечера у Соловецкого камня

История с проведением акции «Возвращение имен» у Соловецкого камня 29 октября 2018 года с каждым днем и часом становится все интереснее. Похоже, и в этом году, в двенадцатый раз, она пройдет у Соловецкого камня на Лубянке. Сегодня утром такой уверенности не было ни у организаторов акции из общества «Мемориал», ни у огромного числа людей, которые собирались туда пойти.

Идея читать имена расстрелянных в сталинском ГУЛАГе москвичей была придумана исполнительным директором «Мемориала» Еленой Жемковой и главой «Мемориала» Арсением Рогинским в 2006 году. Впервые акция состоялась в 2007 году, была согласована с московским правительством и с каждым годом 29 октября к Соловецкому камню читать имена расстрелянных приходило все больше и больше людей. Постепенно «Возвращение имен» стала выдающейся гражданской акцией.

В этому году «Мемориал» начал согласовывать «Возвращение имен» с московским правительством еще весной. Казалось, что никаких неожиданностей не будет. Но 18 октября за одиннадцать дней до акции московские власти отозвали согласованное ранее решение о ее проведении. Причина? «В связи с вновь открывшимися обстоятельствами при проведении ремонтно-строительных работ, угрожающих безопасности жизнедеятельности, на территории Лубянской площади (в сквере у Соловецкого камня) префектурой Центрального административного округа города Москвы признано утратившим силу поручение заместителя префекта от 15.10.2018 № 260», — сказано в бумаге, подписанной и.о. зам. префекта ЦАО Н. И. Малиничевым. Сегодня, комментируя это решение, префект ЦАО Владимир Говердовский в интервью «Эхо Москвы» объяснил, что никакого давления на префектуру никто не оказывал, перемена места связана исключительно с ремонтными работами, которые так масштабны, что их нельзя свернуть.

«Мемориалу» предложили провести акцию на проспекте академика Сахарова у Стены Скорби.

Наверное, стоило бы проверить префекта ЦАО на детекторе лжи, следуя аналогичному предложению генерала Золотова в отношении Алексея Навального. Ведь «масштабные ремонтные работы, которые невозможно свернуть», не могли образоваться в одночасье.

Более того: 15 октября заместитель префекта ЦАО отправил в «Мемориал» «Поручение», в котором подробно прописано, что «ответственность за организацию и проведение мероприятия» возложено на «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» и что УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве обязано обеспечить охрану общественного порядка.

Неужели 15 октября эти масштабные ремонтные работы еще не начались и зам. префекта или и.о. зам. префекта ЦАО не согласовал свое «Поручение» с вышестоящими чиновниками? Какое-то время назад «Мемориалом» были получены все необходимые согласования от ФСО, МВД и других заинтересованных структур. Подобная чиновничья безалаберность в принципе невозможна, когда речь идет о проведении такой вполне масштабной и известной городской акции. Что же произошло?

Очевидно, что решение о переносе акции к Стене Скорби на проспекте имени Сахарова было принято не на уровне префекта ЦАО, и, может быть, и не на уровне правительства Москвы. Во всяком случае, сигнал поступил с более высокого этажа. «Возвращение имен» — акция, объединившая российское гражданское общество больше, чем многие другие протестные акции; акция, которую транслировали в прямом эфире неподцензурные российские СМИ; акция, на которой в последний год звучали имена не только расстрелянных в годы сталинских репрессий, но и сегодняшних политических заключенных — Юрия Дмитриева, Олега Сенцова и других. Похоже, терпеть такую гражданскую вольницу под окнами Лубянки обитателям ее кабинетов с каждым годом становилось все невыносимее.

«Мы же построили им Стену Скорби на проспекте их академика, пускай туда приходят и своих приводят», — живо представляю, как нечто подобное мог предложить кто-то, похожий на персонажа из песни Галича «Некто с пустым лицом» («Когда Некто с пустым лицом Мне сказал, усмехнувшись, что в доме том я не сыном был, а жильцом».)

Кстати, бумага с запретом на проведение акции была подписана мелким московским чиновником — и.о. зам. префекта, видимо истинные инициаторы подстраховались, понимая, что, в случае чего, можно будет эту бумагу легко дезавуировать.

И вот это самое «чего» сегодня и случилось. Вчерашний отказ префектуры вызвал протест «Мемориала», члены правления организации заявили, что перенести акцию невозможно, как невозможно было бы отменить возложение цветов к Вечному огню. Множество совершенно разных людей написало о недопустимости решения префектуры ЦАО и о своей готовности прийти на несогласованную акцию к Соловецкому камню.

«Мемориал» никогда не призывал людей выходить на несогласованную акцию, в понедельник должно было состояться заседание правления «Мемориала», где должны были решить, как и где проводить акцию, согласовывать с московским правительством новые площадки.

А тем временем, люди, близкие к мэрии Москвы, в красках представили Собянину, что произойдет, когда толпы народа устремятся на Лубянку, будут пытаться зажигать свечи у Соловецкого камня, а «космонавты» в бронежилетах потащат их в автозаки. Собянин, вероятно, с грустью представил, как стремительно упадет его рейтинг. И «красавица Москва» предстанет вполне мрачной репрессивной столицей репрессивного государства. И тогда, думается мне, мэр рассудил, что в принципе акция «Возвращение имен» — это же все-таки не про Путина, и не про кровавый режим. Это же про прошлое, про чужие репрессии. И зачем портить свой сегодняшний рейтинг из-за того, что каким-то людям из смежных ведомств не нравится эта акция.

И, как говорится, «в виду новых обстоятельств или в виду вновь открывшихся обстоятельств», в мэрии было принято совершенно прагматичное, «смелое» и, на мой взгляд, очень правильное решение: сделать вид, что в префектуре ЦАО ошиблись, что возможно «заморозить» ремонтные работы, обеспечить проход граждан к Соловецкому камню и снять социальное напряжение там, где оно совершенно не нужно.

Если до 29 октября не вмешается кто-то еще более могущественный, чем Собянин, и акция «Возвращение имен» все-таки состоится, то можно будет выдохнуть. И порадоваться, что власть иногда отступает. И неважно, по какой причине.

Но это не значит, что на следующий год эта же самая власть не попробует снова прогнать «Возвращение имен» с Лубянки. Или, например, не запретит табличку «Последнего адреса». Или вообще не запретит нам то, что мы даже себе сегодня не можем представить. Вспомним, как мы радовались освобождению и оправданию Юрия Дмитриева. И нам казалось, что гражданское общество смогло вытащить Дмитриева из лап Левиафана. Очень быстро нам напомнили, где наше место и Дмитриева арестовали по еще более безумному и беспредельному обвинению.

Так что теперь я снова выйду к Соловецкому камню, прочту имя дедушки, расстрелянного в 1937-м, а потом назову имена сегодняшних репрессированных: Юрия Дмитриева и Олега Сенцова.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: