МБХ медиа
Сейчас читаете:
Ненависть в Керчи. Антон Орех об обстановке, провоцирующей людей на безумства

Ненависть в Керчи. Антон Орех об обстановке, провоцирующей людей на безумства

Давно у меня не было такого скверного настроения. Профессия вынуждает говорить и писать про Керчь, но делать это мучительно. Я смотрю на списки погибших детей и понимаю, что эти ребята на пару лет старше моей дочери. Каждый родитель, чьи дети ходят в школу или колледж, не мог не примерять эту ситуацию на себя.

Мы получили богатый опыт терроризма, аварий, катастроф. Но такого, как в Керчи, до сих пор не было. Такое мы видели только на кадрах из Америки, где атаки на учебные заведения превратились в адскую эпидемию.

Так вот, профессия обязывает меня делать выводы, переходя от частного к общему. Видеть за отдельным случаем большую проблему. Но никаких обобщений и никаких выводов я сделать не могу, уж простите. Нету у меня диагноза и рецепта нету. Зато и рецептов и диагнозов в эти дни и я, и вы наслушались ото всех, от кого только можно. Это напоминает поход по врачам с больным, страдающим необъяснимым недугом. И каждый новый врач смотрит на пациента со своей стороны и ищет причину в той области, в какой сам разбирается — или думает, что разбирается.

В первые же минуты, когда источники информации не столько проясняли, сколько запутывали картину, возникли Клинцевич и Поклонская. У них виноватой, конечно, оказалась Украина. Ведь это же Керчь, это же Крым! Не удивляюсь, если и сейчас они думают так же. У депутатов такая работа: в любой проблеме виноваты хохлы или пиндосы. Они понятия не имеют, как исправить ситуацию, но объяснение у них готово заранее.

Не задержались и деятели культуры, давно переставшие снимать фильмы и писать книги, но не вылезающие из «ящика». У этих экспертов виноватыми во всем оказываются американские фильмы. К Соловьеву является какой-то фрик, чтобы обвинить в расстреле видеоигры.

У Путина, который мечтает навсегда отделить Россию от Запада стеной повыше да покрепче, виновата глобализация и интернет. Наш президент ничего не знает о соцсетях и о Сети вообще — он из другого времени, он сел на трон с головой, захламленной советскими страхами и комплексами, сел 20 лет назад, когда соцсетей просто не было, а интернет был по теперешним понятиям, на уровне цифрового каменного века. Что еще может сказать человек, для которого передовые технологии — это фобия, а информационное общество — это угроза?

Но я найду не очень много добрых слов и для близких мне либералов. Я прочитал в эти дни кучу текстов разной степени безумности, начиная с Бабченко. Схема та же — только знак другой и список виноватых предсказуем. Ну, не может же в стране Путина произойти какое-то происшествие не по его вине? Или без участия чекистов со всей их подлостью и коварством.

Разумеется, сразу же появился взвод конспирологов, которые уверены, что подросток не мог действовать один, что это замаскированный теракт, что это провокация, диверсия, что там был целый отряд и т. д. и т. п. Хотя печальный опыт Америки показывает, что одиночка вполне способен устроить побоище даже с куда большим числом жертв. Просто мы исходим из некоей логики и здравого смысла, а у безумия своя логика и свой смысл.

Куда смотрела семья? Как парня воспитывала школа? Почему никто не обратил внимания на странного мальчика и его необычные интересы? Эти вопросы тоже задают всегда, когда какой-то молодой человек совершает преступление. В результате каждый ищет тот ответ, который ему удобен. Каждый пытается свести многослойную проблему к чему-то простому и понятному. Все эти эксперты запишут себе в резюме по несколько ярких цитат и участие в «раскрытии» еще одного резонансного дела.

Я так делать не хочу и вся эта аналитика повергает меня в уныние. Я в этом смысле фаталист. Я понимаю, что такие вещи стали частью нашей жизни, и мы не в состоянии эффективно с этим бороться. Мы, конечно, должны больше знать о наших детях и хорошо их воспитывать — но ведь во все времена это было обязанностью нормальных родителей! И безопасность в школе должна быть обеспечена, и реально опасные сайты должны отслеживаться. И всепроникающее распространение информации способствует появлению подражателей и закреплению стереотипов насилия, когда спятивший подросток, думая, как ему расквитаться с этим миром, подсознательно выбирает школу в качестве мишени.

Другое дело, что общая истерическая обстановка скорее провоцирует людей на безумства. А истерика у нас повсеместно — и в телевизоре, и в той же школе, где детей морально готовят к войне со всем миром. Истерика у нас на 9 Мая, словно мы и сегодня продолжаем добивать фашистов. У нас даже президент обещает всем попадание в рай после ядерной войны. В этом смысле Владислав Росляков выбрал очень точную надпись на майке, которую надел для убийства — «Ненависть».

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: