МБХ медиа
Сейчас читаете:
Пытаться сопротивляться ради России, или отождествить Россию с правящей группировкой?

Пытаться сопротивляться ради России, или отождествить Россию с правящей группировкой?

«Что, решили России насрать?» — кричал полковник полиции Здоренко Петру Верзилову и Веронике Никульшиной. Верзилов и Никульшина выбежали на футбольное поле во время финала чемпионата мира, смысл акции был в привлечении внимания к посадкам за репосты и другим нарушениям прав российских граждан. Но для сотрудника МВД Здоренко важен не смысл акции, и даже не якобы грозившие России санкции по линии ФИФА, а страх за свои полковничьи погоны. Для него полковничьи погоны — это и есть Россия.

«Значит, борешься против России, против государства, которое тебе все дало», — говорил мне оперативник ФСИН во время «ознакомительной беседы», когда меня доставили на Бутырский централ по политическому уголовному делу.

Андрей «Чечен»

Сотрудник ФСБ Андрей «Чечен» (прозванный так за характерную внешность) профильно занимался оппозиционерами в 2000-е годы. На допросах активистов, сопровождавшихся избиениями, он возмущался: «Вы называете меня чеченом, а я с ними борюсь за Россию!»

Уже полтора десятка лет силовая корпорация бесстыже называет свою клептократическую власть «Россией». А всех, кто этой власти пытается сопротивляться, называет «врагами России».

Они бездарно спускают накопленное за тучные нефтегазовые годы богатство на войны, жандармерию, пропаганду и увеселения древнеримских масштабов. Но враги России — не они, а те, кто со всем этим не согласен. Они душат нашу Родину коррупцией — но сами считают себя Родиной.

Со временем этой группировке стало тесно внутри российских границ. Ведомая своими маниакальными эмоциями, она начала «бороться с Америкой» в Украине, на Ближнем Востоке, в Африке. Втянули страну в одну из самых безумных и позорных войн — донбасскую войну. Из тысяч русских мужчин, задавленных кредитами, безработицей, безнадегой провинциальной жизни, сформировали теневые нелегальные армии. И отправили эти армии в Сирию, в Судан, в Центральноафриканскую республику. Отправили для того, чтобы реализовывать свои квазиимперские амбиции, продолжать «войну с Америкой». Вложили огромные ресурсы в брутализацию международных отношений. Начали охоту за теми, кто сбежал из России, но все же до сих пор ненавистен. Главное разведывательное управление (которое даже при позднем СССР не было вовлечено в грязные политические спецоперации) превратили, по сути, в очередную политическую спецслужбу — только работающую за пределами границ РФ.

Это внешнеполитическое безумие не имеет ничего общего с национальным интересами страны. Это интересы правящей корпорации, это ее фобии, ее комплексы. Но для правящей корпорации все граждане России, рассказывающие о тайных войнах, разоблачающие заказные убийства — конечно же, «враги России».

И спустя полтора десятка лет такого экспириенса в российском оппозиционном сообществе ставятся вопросы о том, правильно ли рассказывать в СМИ всякие тонкости про ГРУ и о «государственной измене».

Журналист Олег Кашин рассматривает гипотетическую ситуацию: въедливый журналист-расследователь своевременно разоблачает внедренного в протестную группу сотрудника Центра «Э» и вываливает личные данные эшника в паблик. И данные его сослуживцев. По Кашину, это правильный, добрый поступок — оппозиционеры спасены от арестов, уезжают в Вильнюс, а эшников ждут позор и стакан горькой водки.

Совсем другая ситуация, по Кашину — обнародование данных сотрудников ГРУ. Да, это окажет помощь и британской полиции, расследующей дело Скрипалей, но также и британской разведке — а в «противостоянии российского государства с другими государствами никаких моральных оснований для выбора в пользу иностранцев нет».

Многие уже ответили Олегу, что сотрудники ГРУ, и само ГРУ как орган государственной власти, подозреваются не в разведывательной деятельности, а в уголовном преступлении — попытке убийства двух граждан России. В том числе дочери Сергея Скрипаля, Юлии Скрипаль. Которая уж точно не нарушала никаких воинских присяг.

У здания МИД России во время брифинга для иностранных послов и сотрудников дипведомств, посвященный отравлению в Британии Сергея Скрипаля. Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Более того, есть веские основания полагать, что сама операция по устранению Сергея Скрипаля была привязана к визиту в Великобританию Юлии — ее переписку в России было довольно просто вскрывать и исследовать, и сам визит Юлии делал график передвижений Сергея Скрипаля более предсказуемым. Во всяком случае, «Петров и Боширов» прекрасно понимали, что два человека станут их жертвами, а не один.

ГРУ превратилось из органа военной разведки в инструмент реализации агрессивной путинской политики, которая чревата для России одними лишь бедами. Мы еще дождемся времен, когда оппозиционеры, спасшиеся в условном Вильнюсе от эшников (данные которых, по Кашину, можно публиковать), будут становиться жертвами ГРУшников (данные которых, по Кашину, публиковать нельзя).

А является ли государственной изменой публикация телефонных переговоров российских военных, причастных к обстрелу из «Градов» мирных районов Мариуполя в 2015 году? Это работа на иностранные разведки, или расследование военного преступления — убийства десятков мирных русскоязычных граждан? Можно ли было обнародовать имена, звания и должности офицеров Минобороны, ответственных за этот обстрел, ответственных за разжигание ненависти между русскими и украинцами?

Наверняка у западных разведок есть огромный интерес к так называемым «российским ЧВК» (нелегальным кремлевским армиям). Возможно, нам, чтобы не оказаться ненароком на стороне «иностранцев», не стоит расследовать работу ЧВК в ЦАР и Сирии?

Антипатриотично ли было способствовать расследованию допинговых скандалов в российском спорте? Правильно ли привлекать внимание российских налогоплательщиков ко всему этому оплачиваемому ими балагану с подменой сотрудниками ФСБ пробирок с мочой?

Кстати про эшников, данные которых, по Кашину, можно публиковать, чтобы обезопасить людей от посадок. У нас, вообще-то, Главное управление по противодействию экстремизму должно еще и заниматься борьбой с разного рода исламистским подпольем. Ну, во всяком случае, официально. Правильно ли мы делаем, когда выкладываем фотографии оперов-эшников в паблик? Сегодня они фабрикуют уголовные дела против блогеров, а вдруг завтра Родина отправит их работать против исламизма?

Уже упоминавшийся выше сотрудник ФСБ Андрей «Чечен» — это сфера так называемой Второй службы ФСБ — «Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом». Возможно, раньше он действительно боролся с террористами. Возможно, он опять будет бороться с ними в будущем. Но когда мы публичили этого чекиста, для нас было важно только то, что он прессовал невиновных граждан.

Мы не становимся на сторону «иностранцев», это выдуманная моральная проблема, выдуманный выбор. Трагические вызовы, стоящие перед российским обществом, с иностранными разведками никак не связаны. Мы должны отстаивать, и отстаиваем наши национальные интересы. Спецслужбы, находящиеся вне всякого парламентского, журналистского, общественного контроля — это угроза национальным интересам. Попытки убийств мирных граждан, да еще и при помощи боевых отравляющих веществ, да еще и в многонаселенных городах — это позор России. Превращение военной разведки в инструмент внесудебных расправ — опасно для России. Незаконные ЧВК, курируемые ГРУ и ФСБ — не менее опасное явление. Развязывание второй холодной войны очень далеко выходит за рамки национальной безопасности.

Да, мы живем теперь в мире, в котором ГРУ превращается во внешнеполитический центр «Э». Моральный выбор тут только один: пытаться сопротивляться ради России, или же отождествить Россию с правящей группировкой.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: