МБХ медиа
Сейчас читаете:
С чего начинается родина: механизмы воспроизводства неудачников

С чего начинается родина: механизмы воспроизводства неудачников

Слишком плотной стала ткань новостей, и теперь не вспомнишь, кто начал этот дикий парад некомпетентности? Что было раньше — провал кандидата от власти на выборах во Владивостоке, когда специалисты по подделке результатов голосования выполнили свою работу настолько топорно, что скрыть ее не удалось? Картель Навальному от гвардейца-дуэлянта Золотова? Разговоры о коварных американских астронавтах, которые, якобы, умудрились незаметно просверлить дырку в обшивке российского «Союза»? Да и не важно, во-первых, все затмила длящаяся сага о солсберийском шпиле, а во-вторых, все эти истории — об одном. О тотальной, катастрофической, анекдотической некомпетентности людей, имеющих отношение к власти.

Иван Давыдов

Вот, вроде бы, давно уже и не питаешь к этой самой российской власти никаких добрых чувств, и понимаешь, что неудачи они терпят в делах скверных — нехорошо ведь фальсифицировать результаты голосования, да и людей травить тоже не особенно хорошо. Не питаешь, понимаешь, а все равно начинаешь что-то вроде сочувствия испытывать к этим неудачникам, у которых вообще ничего в жизни не получается. Ну и за себя немного опасаешься. Это ведь не просто неудачники. Это неудачники, которые присвоили себе право решать, кого убить, а кого пощадить, кого и за что засадить в тюрьму, с кем в мире ссориться и с кем дружить, и в каком направлении обширная наша страна должна двигаться. Судя по демонстрируемым талантам, они тут довольно скоро все поломают. Но они поломают, а нам — из-под обломков выбираться, если выживем, что, вообще говоря, неочевидно.

Позволю себе что-то вроде лирического отступления: был по делам в Можайске. Возвращался в Москву, увидел указатель (а как его не увидишь, он громадный): «Парк „Патриот“». Зачем-то заехал в парк «Патриот», знаменитое детище министерства обороны. Там сейчас ничего не происходит, даже храм свой цвета хаки богомольный Сергей Шойгу пока строить не начал. Стоят среди лесов ангары, в ангарах скучают смотрители. Военные равнодушно смотрят на туриста, но знакомству с достопримечательностями не препятствуют. В одном из ангаров подвешены к потолку манекены в камуфляже, изображающие вражеских парашютистов. В другом — выстроен для игры, видимо, в пейнтбол целый городок, в котором есть театр, автосервис и, почему-то, английское посольство. Что в остальных — не знаю. Их там десятки. Денег не щадили, строились с размахом.

Дальше — суглинок, вечная русская грязь, бескрайнее поле грязи. И виднеется вдали знаменитый фанерный рейхстаг. Тот самый, который теперь штурмуют в честь Дня Победы члены молодежного движения «Юнармия». Он и правда фанерный, это не фигура речи. Сверху вьется красное знамя, рядом зачем-то припаркован танк.

Стоишь под недобрым осенним дождиком, смотришь на эту грязь, представляешь, как бегут по этой грязи с криками «ура» счастливые дети. Едва ли ведь весенняя грязь сильно отличается от осенней. И вспоминаешь классика — «от ямщика до первого поэта мы все поем уныло». А как еще-то?

Фанерный рейхстаг в парке «Патриот». Фото: Иван Давыдов

Движение «Юнармия», детище противоестественного союза Министерства обороны и Министерства просвещения, растет и крепнет. В свежем интервью журналу «Армейский стандарт» одна из руководительниц движения, олимпийская чемпионка по прыжкам в высоту Елена Слесаренко рапортует: уже 260 тысяч мальчишек и девчонок вовлечены в процесс патриотического воспитания. Первоочередная задача — создание юнармейских отрядов на базе школ. В перспективе — поблажки для активистов при получении высшего образования: «Мы сейчас очень активно работаем с министерством обороны, с Главным военно-политическим управлением над тем, чтобы активная деятельность юнармейца учитывалась при поступлении в высшие учебные заведения. Если в гражданский вуз, то в виде дополнительных баллов к ЕГЭ, а если вуз военный — это характеристика от руководителя местного юнармейского отделения. Там может быть указано, что парень был активным юнармейцем, принимал активное участие в юнармейской жизни. Думаю, это правильно. Участие в юнармейском движении — это своего рода профориентация детей. Выбор будущей профессии у такого школьника более осмысленный».

Куча новостей из школ — от детей и родителей требуют демонстрации лояльности, обязательного участия в разнообразных «мероприятиях по патриотическому», а то и «военно-патриотическому воспитанию» (мирный патриотизм как-то плохо в России представляют, это традиция). Портал Pedsovet.org проводил недавно опрос учителей. Выясняли, кого из публичных персон педагоги считают авторитетными. Результаты ожидаемые. Политики — Путин, Лавров, Жириновский, Глазьев, Кадыров. Деятели культуры — Михалков, Кобзон, Лоза. Нет, серьезно, Юрий Лоза. Журналисты — Познер, Соловьев и почему-то Гордон. Ну и так далее.

Хочется, конечно, верить, что это не средняя температура по палате, что отвечать ринулись активисты, желающие продемонстрировать начальству понимание генеральной линии. Что большинство там — нормальные люди. Были ведь у нас хорошие учителя, не может быть, чтобы исчезли вовсе.

Фото: Иван Давыдов

Но если вдруг даже хороший учитель научит детей чему-нибудь с точки зрения современного российского государства вредному, то «Юнармия» исправит недоработки. Объяснит, как важна ненависть к миру, как ценен милитаризм, и про то, что нет в мире вещи страшнее свободы тоже объяснит, и отправит штурмовать деревянный рейхстаг. Не всех, конечно, только лучших, самых проверенных. 260 тысяч мальчишек и девчонок даже в парке «Патриот» не поместятся, хоть он и огромный.

А уж лучшим из лучших — «дополнительные баллы к ЕГЭ», чтобы меньше было шансов поступить в вузы у неправильных детей, которым уцелевшие неправильные учителя рассказали что-то другое про мир, про свободу и про милость к падшим.

Целая фабрика получается по воспроизводству неудачников — чтобы была смена, если нынешние неудачники не успеют все здесь порушить.

Есть, впрочем, у меня для финала одно оптимистичное соображение. Люди, которые помнят советскую школу, помнят, конечно, и тоску, которую вызывали тогдашние «военно-патриотические мероприятия». Уроки мужества, конкурсы строя и песни, политинформация и прочий мертвый идеологический мусор. Из этого мусора и выросло тотальное равнодушие, с которым большинство граждан СССР смотрело на то, как СССР издыхал.

Понимали потому что — любая живая жизнь лучше этого мертвого мусора. И, кстати, не ошиблись в понимании своем, кто бы что теперь ни говорил про «величайшую геополитическую катастрофу».

Понадеемся, что нынешние дети не глупее нас тогдашних, и настоящую цену мертвого мусора понимают. При правильном понимании побегать по весенней грязи перед фанерным рейхстагом — это не так уж и страшно. Это даже весело.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: