МБХ медиа
Сейчас читаете:
Страшный сон законопослушного гражданина

Страшный сон законопослушного гражданина

Некоторые девушки до сих пор любят хорошие стихи (и лично я здесь вижу массу плюсов, но об этом как-нибудь в другой раз или в следующей жизни). Доподлинно неизвестно, впрочем, любила ли семнадцатилетняя школьница Алиса из Екатеринбурга поэзию. Не исключено, что любила, но также возможно, что она просто прилежная ученица, и как раз поэтому решила ознакомиться со стихами Владимира Маяковского, Иосифа Бродского и Сергея Есенина. Все трое — в школьной программе. Однако в первом же магазине Алисе сообщили, что книг не продадут, поскольку ей еще нет восемнадцати. Алиса пошла во второй магазин. Результат тот же. Упорная Алиса пошла в третий (все-таки интересно, что ей двигало, — любовь к поэзии или жажда хороших оценок, разные ведь могут быть причины для упорства). Но и в третьем Алисе книжек не продали, сославшись на закон о защите детей от вредной информации.

Иван Давыдов

Когда-то давно американский издатель Карл Проффер смущал умы, щеголяя в футболке с надписью «Русская литература интересней секса». Кстати, Проффер издавал и Бродского, а его супруга Эллендея написала книжку воспоминаний «Бродский среди нас». Достойная книжка, хотя ее едва ли продадут Алисе из Екатеринбурга. Там, знаете ли, есть пикантные моменты.

И вот кажется почему-то, что Елена Мизулина, автор закона о защите детей от знаний, еще в бытность свою депутатом, что-то слышала про Карла Проффера и его знаменитый слоган. Оценила и поняла, но поняла по-своему. Интересней секса, говоришь? Что ж, спасем российских детей и от русской литературы тоже.

И появились (давно, в 2013 году еще) на книжках Бродского, Маяковского, Есенина и многих прочих пометки «18+». И купить их подростки вроде бы не могут, хотя читать должны. Иностранным классикам, кстати, тоже достается. Был случай, когда в Москве школьнику не продали роман Гюго «Человек, который смеется». Гюго, конечно, не такой крамольный, как Есенин, всего «16+», но и этого хватило, чтобы лишить подростка возможности узнать, кто такие компрачикосы.

Когда-то давно, до войны, когда всех этих безумных законов, по которым теперь сажают за мемы, еще не было, а вот 282-я статья УК («разжигание ненависти и вражды») уже была и время от времени применялась, мне пришла в голову идея, показавшаяся перспективной. Я отправился к доброму знакомому, который, во-первых, любил читать, во-вторых, печалился из-за атак на свободу слова (кто ж знал тогда, что это не атаки, а так, нежные почесывания), и в-третьих, знал волшебные слова, открывающие двери некоторых начальственных кабинетов. «Давайте, — сказал я, — сделаем подборку цитат из произведений классиков, которые самым очевидным образом подпадают под действие статьи 282 УК РФ. Потом пойдем по начальникам и скажем: „Знаете что. Или исполняйте собственные законы и запрещайте Гоголя с Достоевским, или отменяйте к чертям эту позорную статью“». Он увлекся, мы встречались, обменивались находками, составляли списки, недобро посмеивались и потирали руки. А потом вдруг, на очередной встрече он сказал: «Неплохо мы придумали, но делать ничего не будем». «Почему?» — огорчился я. «Потому что их выбор понятен и предсказуем. Потому что они запретят Гоголя, а я себе этого не прощу. Я и вообще-то не особенно рвусь прославиться, но прославиться как человек, из-за которого в России запретили русскую литературу — нет, это точно не мое».

Он был мудр, теперь-то, конечно, понятно, что он был мудр. Проверенный правозащитный лозунг, мягко говоря, устарел в некоторых аспектах. Совсем самоубийственная затея — предлагать нынешним начальникам соблюдать их собственные законы.

Эпидемия судов за мемы намекает нам, что было бы, если бы они и правда взялись соблюдать репрессивные законы, наштампованные парламентом последних двух созывов. Именно так, только намекают, пострадавших — даже не сотни, не все региональные силовики сообразили, как просто теперь повышать раскрываемость, как легко ловить опасных преступников, и какой это уникальный инструмент — социальные сети. Статьи в УК — на любой вкус. Статей хватит, чтобы упаковать всех, кто об интернете хотя бы слышал. А ведь есть еще статья, защищающая хрупкие чувства верующих. Статья, защищающая территориальную целостность страны от вербальных посягательств. Статья, запрещающая реабилитировать нацизм. Статья, согласно которой собираться больше трех на улице — дело, как минимум, сомнительное. Статья, защищающая детей от русской литературы и прочей вредной информации.

Статья, запрещающая чихать по четным числам. Ой, такой почему-то пока еще нет. Недоработка.

И каждая написана с размахом, так, что фотография паука-крестовика вполне может оказаться «фотоизображением, нацеленным на реабилитацию нацизма, пересмотр итогов Второй мировой войны и фальсификацию решений Нюрнбергского трибунала». Или просто оскорбит чувства верующих. А скорее — пришьют и то, и другое. Эксперты найдутся, за потерпевшими тоже дело не станет.

И да, раз уж мы тут о Бродском. Строчку «бога нет, а земля в ухабах» лучше не цитировать на публике.

Законопослушный гражданин, мечтающий жить в правовом государстве, где все законы неукоснительно исполняются, должен больше всего бояться, что его мечты однажды сбудутся. Тогда придется всю жизнь сидеть на диване, с головой укрывшись одеялом, и бояться. Ну или выйти из комнаты и совершить ошибку, наказуемую реальным сроком.

Когда-нибудь, конечно, морок этот кончится, как же иначе. И придется новым депутатам сначала выиграть честные выборы, а потом кучу времени потратить на отмену всего этого опасного для нормальной человеческой жизни бреда. Но пока морок не кончился, остается только радоваться, что начальники собственные законы соблюдают без особого рвения. И помнить, что на свободе мы до сих пор именно поэтому.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: