МБХ медиа
Сейчас читаете:
Зачем Кремлю нужна Ливия? Контролирующий ливийское побережье контролирует саму возможность спокойной жизни для европейцев

По данным российских и британских СМИ, Россия перебросила в восточную часть Ливии несколько десятков бойцов спецназа и офицеров ГРУ. Также под прикрытием российской ЧВК Вагнера обустраиваются базы в Тобруке и в Бенгази

Новые сообщения о переброске частей российского спецназа в Ливию — из разряда ожидаемых. Специалисты по Африке и Ближнему Востоку на протяжении полутора последних лет фиксируют растущий интерес к Ливии со стороны Кремля. Еще весной 2017 года агентство «Рейтерс» информировало со ссылкой на источники среди американских и египетских дипломатов о том, что Россия размесила в западной части Египта, недалеко от ливийской границы, отряд спецназа (22 человека). Сообщалось также об использовании россиянами египетской военной базы Мерса-Матрух, и о размещении беспилотников в районе Сиди-Баранни.

Египет граничит именно с той частью Ливии, которая контролируется полевым командиром Халифой Хафтаром — в настоящее время главным ливийским союзником Москвы. Халифа Хафтар за последние два года неоднократно посещал Москву, встречаясь и с главой МИД РФ Сергеем Лавровы, и с министром обороны Сергеем Шойгу. Во время средиземноморского похода авианосца «Адмирал Кузнецов», Хафтар поднимался на его борт и общался с Шойгу по видеосвязи.

Хафтар — создатель и командующий самой мощной в Ливии военной силы, «Ливийской национальной армии». Официально эта военная структура не является вооруженными силами ливийского государства — с момента падения режима Каддафи у Ливии нет единой армии. Признанное всем миром (в том числе и Россией) правительство Ливии, находящееся в Триполи, не контролирует Хафтара и его войска. Но именно армия Хафтара нанесла ряд чувствительных поражений исламистам и захватила больше половины территории страны. Москва постоянно говорит о необходимости налаживания диалога между Триполи и Хафтаром, но, похоже, решила сделать ставку на влиятельного и амбициозного военачальника.

Кто такой генерал Халифа Хафтар, которому решил помогать Кремль?

Генерал Халифа Хафтар — легендарная личность. По мотивам его бурной биографии можно писать приключенческую книгу и снимать сериал — смесь боевика и политического детектива.

Хафтар начал военную карьеру в 60-е годы, еще в королевской Ливии. В армии проникся модными в ту эпоху идеалами арабского левого национализма, восхищался египетским президентом-революционером Насером. В 1969 году был одним из самых молодых офицеров в группе заговорщиков, которая во главе с Муаммаром Каддафи свергла монархию.

В годы диктатуры Каддафи начинается бурный рост карьеры Хафтара: он становится членом Совета революционного командования, заканчивает в Москве в 1978 году высшие офицерские курсы «Выстрел», в 1983 году был слушателем курсов в Академии имени Фрунзе.

Конец карьерному взлету генерала-революционера положила война в Чаде. Режим Каддафи развязал войну в этой стране из-за пограничного территориального спора. Бронированные колонны ливийской армии вскоре начали терпеть поражение от полупартизанских групп Чада, передвигающихся на пикапах с крупнокалиберными пулеметами и противотанковыми ракетными комплексами «Милан». В итоге в 1987 году Ливийская Джамахирия вынуждена была пойти на мирное соглашение.

Халифа Кафтар. Фото: Esam Al-Fetori / Reuters

Но Хафтар со своими подразделениями, по приказу Каддафи, продолжал действовать на территории Чада — и попал в плен. Вместе с Хафтаром в плену оказались сотни солдат и офицеров. Каддафи, чтобы не выставить себя стороной, нарушающей перемирие, публично отрекся от Хафтара и его людей.

Хафтар так и не простил Каддафи предательства. Пленный генерал согласился на сотрудничество с ЦРУ — в обмен на это американцы способствовали освобождению ливийцев из чадских тюрем. Хафтар готовил вторжение на ливийскую территорию оппозиционных отрядов для свержения режима. Но из-за смены власти в Чаде от планов пришлось отказаться. Американцы вывезли Хафтара в Заир, а затем в США, где генерал получил гражданство и поселился в штате Виргиния. В 90-е годы опальный полководец продолжает строить планы по свержению Каддафи. В 1996 году в Ливии происходит подготовленное Хафтаром восстание. Но силы, верные Каддафи, сумели подавить мятеж.

Халифа Хафтар умер бы на чужбине, в эмиграции, но в 2011 году в Ливии начинается новое народное восстание — на сей раз стихийное и в сотни раз более мощное. Каддафи пытается подавить мятеж, в стране разворачивается гражданская война. Хафтар возвращается в Ливию после 23 лет эмиграции, но не находит общего языка с новым поколением революционеров и вновь уезжает из страны. Окончательно старый генерал возвращается уже после падения власти Каддафи — когда государство полностью распадается на воюющие друг с другом племена и фракции. Он приступает к своей собственной игре.

Положение дел в Ливии на осень 2018 года

В 2015 году Хафтару быстро удается организовать мощную «Ливийскую национальную армию» и нанести ряд поражений боевикам «Исламского государства» (запрещено в РФ), которые попытались закрепиться в Ливии. Постепенно «Ливийская национальная армия» берет под контроль весь восток Ливии (историческая область Киренаика), в том числе второй по величине город страны Бенгази, а также большую часть пустынного юга и даже часть западной Ливии.

Официальное правительство, сидящее в Триполи, удерживает лишь другую часть западной Ливии (Триполитании) и часть исторической области Феццан на пустынном юго-западе страны.

Летом 2018 года солдаты Хафтара освободили от исламистов город Дерна. Хафтар (ставший еще в 2016 году фельдмаршалом) объявил о том, что 90% ливийской территории освобождено от исламистов.

Члены Ливийской национальной армии. Фото: Esam Al-Fetori / Reuters

О мощи «Ливийской национальной армии» и явном превосходстве ее над другими ливийскими группировками (политическими, религиозными, племенными) говорит и наличие у «хафтаровцев» боевой авиации. ВВС Ливии были практически уничтожены западной коалицией еще во время войны против Каддафи. Но теперь Хафтару удалось возродить авиацию, самолеты фельдмаршала активно бомбят его врагов.

Разумеется, в разоренной восьмилетней войной Ливии нет ни специалистов, ни материально-технических ресурсов для самостоятельного воссоздания боеспособных ВВС. Да и в целом армия Хафтара, постоянно ведущая активные боевые действия, нуждается и в запчастях, и в ремонте техники, и в обучении личного состава. И «хафтаровцы» получают помощь.

Сейчас в Северной Африке складывается своего рода триумвират: ситуационистский союз Владимира Путина и двух фельдмаршалов — египетского президента, душителя «арабской весны» Абдул-Фаттаха Ас-Сиси, и вполне вероятного будущего диктатора Ливии Халифы Хафтара. Эти трое питают явную симпатию друг к другу. Российско-египетские отношения еще никогда со времен Насера не были так теплы, как при фельдмаршале Ас-Сиси. И фельдмаршал Хафтар — неплохо говорящий по-русски слушатель курсов «Выстрел» легко находит язык и с Кремлем, и с российским генералитетом. Он вполне может рассчитывать на помощь Москвы и Каира на пути к главной цели — взятию под контроль всей Ливии. В декабре 2018 года в Ливии состоятся президентские выборы, и всестороння помощь внешних союзников в этот ответственный момент вдвойне важна для Хафтара.

Зачем Кремлю Ливия?

Как минимум с 2015 года Москва ведет активную экспансионистскую политику на Ближнем Востоке и на Африканском континенте. Помимо Сирии россияне уже «зашли» в Судан, в Центральноафриканскую республику (ЦАР) — речь идет в первую очередь о так называемых «российских ЧВК» (а по сути о теневых армиях Кремля). Политтехнологи, близкие к «кремлевскому повару» Евгению Пригожину, исследуют политическую ситуацию в ЮАР, в Кении и на Мадагаскаре — в этих странах скоро будут выборы.

В условиях фактически идущей с 2014 года Второй холодной войны Африка и Ближний Восток — важная фантомная боль Кремля. Реализуя свои экспансионистские планы в странах третьего мира, политическое руководство РФ как бы ровняется с советскими элитами. Правда, у путинской России есть серьезное отличие от СССР — полное отсутствие идеологии. А ведь именно во имя торжества своей идеологии Советский Союз и вел глобальное наступление на всех континентах. Но циники, сидящие в Кремле, вряд ли считают отсутствие притягательного для стран третьего мира идеологического проекта сколь-либо серьезным недостатком. По мнению Кремля, вполне достаточно будет предоставления «дружественным режимам» оружия, техники и надежных, решительных наемных войск в обмен на лояльность. Роль ЧВК здесь чрезвычайно важна не только потому, что кровь наемников стоит российскому государству значительно дешевле, чем кровь кадровых военных. Москва фактически отдает ресурсы целых стран в распоряжение владельцев ЧВК по формуле: «договаривайтесь с местными царьками и обогащайтесь, но только обеспечивайте наше присутствие и наше влияние на этой территории». Так происходило в Сирии, где близкие к Пригожину структуры договаривались с режимом Башара Асада о нефтегазовом бизнесе. Также обстоит дело и в Центральноафриканской республике, где контролируемые россиянами коммерческие структуры берут под контроль добычу полезных ископаемых.

Но Ливия в геополитических пасьянсах Кремля — ключевая. «Потеря Ливии» в 2011 году — одна из самых болезненных для Владимира Путина травм. Путин, находившийся в то время в кресле премьера, вынужден был наблюдать, как президент Дмитрий Медведев «сдает» режим Каддафи повстанцам и западной коалиции. И вот пришло время вернуть все назад. Сейчас ситуация даже комфортнее, так как сдержанный, здравомыслящий Халифа Хафтар — более понятный и приятный партнер, чем эксцентричный Каддафи.

Ливия важна еще и потому, что ее стратегическое расположение куда более выгодно, чем у ЦАР или даже у Сирии. Со времен Римской империи Ливия — часть средиземноморского мира, она находится в шаговой доступности от Южной Европы.

В довоенное время Ливия играла огромную роль в снабжении Европы нефтью и газом. В нынешней разрушенной стране нефтегазовый сектор находится в упадке. Но если учесть, что довоенные объемы добычи углеводородов в Ливии были куда выше, чем в Сирии, здесь есть за что биться, есть что восстанавливать. Во всяком случае фирмам, обеспечивающим работу ЧВК, на прокорм хватит и «самоварной» нефтедобычи.

Но главное — именно Ливия является южными воротами в Европу для массы африканских нелегальных мигрантов. Контролирующий ливийское побережье контролирует саму возможность спокойной жизни для европейцев. Москва понимает, что вентиль «человеческого потока» в руках держать куда выгоднее, чем даже нефтяной и газовый вентили. Именно вероятность того, что от Москвы будет зависеть ширина потока африканских беженцев, вызывает в Европе наибольшую тревогу.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: